Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Война, какую не ждали…

[19.06.2018 / 11:54]

22 июня 1939 года – ровно за два года до начала Великой Отечественной войны – «Восточно-Сибирская правда» опубликовала следующее объявление: «Иркутское отделение «Союзкинопроката» выпускает на экраны Иркутска и области новый звуковой художественный оборонный фильм «Эскадрилья № 5». Фильм (его можно без проблем найти в Интернете – авт.) показывает героизм, отвагу и мужество советских лётчиков, бойцов и командиров нашей непобедимой Красной Армии. Наши части успешно разбивают противника на его же территории в первые часы будущей войны, которую фашисты навязывают Советскому Союзу».

Прямо вот так: «Успешно разбивают противника на его же территории в первые часы будущей войны…»

Вскоре газета в небольшой рецензии с подписью «Л.О.», за которой легко угадывается тогдашний сотрудник редакции, а впоследствии активный участник Великой Отечественной войны и писатель Леонид Огневский, даёт такое описание грядущих боёв с фашистами: «Один за другим проносятся самолёты, расчёркивая небо… Первый, второй, третий… Восемнадцать вражеских истребителей, воспламеняясь, падают на землю. Неплохо показана расправа красноармейцев с танками врага. Нажата кнопка, взорвано минное поле, танки уничтожены…»

И автор резонно замечает: «Хитрости и изобретательности – неотъемлемым качествам наших лётчиков – в фильме противопоставляются чрезмерная тупость и глупость врага. Нужно ли доказывать, что в будущей войне советскому народу придётся встретиться и с хитрым, и с исключительно коварным врагом. В фильме «Эскадрилья № 5» зритель видит слабого врага, которого побеждает Красная Армия».

Эту тему – о том, с каким врагом мы встретимся на будущей войне, – «Восточка» затрагивала и раньше. В первой половине 1937 года на сцене Иркутского драматического театра шла пьеса писателя и драматурга Владимира Киршона (кстати, расстрелянного в 1938 году автора стихотворения «Я спросил у ясеня», положенного на музыку несколько десятилетий спустя композитором Таривердиевым к кинофильму «Ирония судьбы») под названием «Большой день». В пьесе провидчески описывалось, как фашистская страна без объявления войны нападает на Советский Союз. Газета с таким провидением категорически не согласилась и опубликовала заметку одного из зрителей, озаглавленную «Вредная пьеса». В ней, в частности, говорилось: «И вот в то время, когда фашистская авиация уже громит советские города и чуть ли не прорывается к Москве, советское правительство пишет ноты Лиге Наций, требует от неё «вмешательства», устанавливает сроки в «двадцать четыре часа»… Так извращает Киршон политику нашего государства! Наша внешняя политика есть политика мира. Мы приложим все усилия, чтобы сохранить мир. Но, если враг посягает на наши границы, мы ответим ударом на удар, мы не пустим его на нашу, советскую, землю и будем бить его там, откуда он пришёл!»

Между тем реальные события в мире складывались так, что в конце августа 1939 года Советский Союз и фашистская Германия подписали пакт о ненападении. Через неделю началась Вторая мировая война. В декабре того же года руководителю СССР И. Сталину исполнилось 60 лет, и, как сообщала своим читателям «Восточно-Сибирская правда», с этим юбилеем его тепло поздравило руководство Германии. Рейхсканцлер А. Гитлер пожелал ему «доброго здоровья лично, а также счастливого будущего народам дружественного Советского Союза», а министр иностранных дел И. Риббентроп напомнил «об исторических часах в Кремле, положивших начало решающему повороту в отношениях между обоими великими народами и тем самым создавших основу для длительной дружбы между ними».

В ответ, и об этом читатели нашей газеты тоже были осведомлены, Иосиф Виссарионович направил в Берлин телеграммы с благодарностями за поздравления и ещё с такими словами: «Дружба народов Германии и Советского Союза, скреплённая кровью, имеет все основания быть длительной и прочной»…

Но минуло всего полгода – и фашистская Германия приступила к разработке плана «Барбаросса», главная задача которого была «разгромить Советскую Россию в ходе одной кратковременной кампании». Какие были у неё основания рассчитывать на «одну кратковременную кампанию»? Во-первых, успешный опыт применения таких «блицкригов» на полях Европы. Во-вторых, Гитлер, и это самое главное, считал, что наша армия – «глиняный колосс без головы», что «русские вооружённые силы не имеют вождей и плохо вооружены», что Советский Союз «преодолевает большие трудности в своей военной промышленности, развивающейся с чужой помощью»…

Ну а потом появилось знаменитое сообщение ТАСС от 14 июня 1941 года, которое на следующий день напечатала «Восточно-Сибирская правда». В нём говорилось, что слухи о близости войны между СССР и Германией «являются неуклюже состряпанной пропагандой враждебных СССР и Германии сил, заинтересованных в дальнейшем расширении войны… а происходящая в последнее время переброска германских войск, освободившихся от операции на Балканах, в восточные и северо-восточные районы Германии связана, надо полагать, с другими мотивами, не имеющими касательства к советско-германским отношениям».

Спустя неделю прекрасно мобилизованный враг напал на нашу страну… И мы, по существу, не были готовы сразу достойно ответить ему, не говоря уже о том, чтобы, как было сказано в том объявлении о фильме «Эскадрилья № 5», «успешно разбить противника на его же территории в первые часы войны».

Впервые о горьких днях и месяцах отражения вторгшейся на территорию СССР фашистской армады я написал в год 30-летия начала Великой Отечественной войны. Был повод написать, и была причина, в том числе личная, назвать ту публикацию «Пепел сорок первого…» Ведь в пепле сгоревших в оборонительных сражениях того лета, осени и начала зимы сотен тысяч, если не миллионов, известных и неизвестных героев была и частица моего отца – командира орудия 765-го стрелкового полка 107 стрелковой дивизии, за бои под Ельней в числе первых удостоенных звания гвардейских.

 

Владимир Ходий

Восточно-Сибирская правда

 
вверх