Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Погиб под Москвой

[23.03.2020 / 13:55]

Клавдия Слободчикова никогда не видела своего отца, но всегда хотела найти хотя бы место его захоронения, чтобы отдать дань памяти, возложить цветы, поплакать.

Максим Ветров, папа Клавдии Максимовны, родился и вырос в Иркутске, служил здесь в армии, а после работал на охране открытого в 1936 году моста имени Ленина через Ангару (сейчас он называется Глазковским). Максим Сергеевич был человеком спокойным и очень аккуратным - на нём нельзя было ни в какую погоду увидеть грязные сапоги, во всём он любил порядок и чистоту. Мобилизовали его в 1941-м. Беременная жена Максима вернулась к родственникам в деревню на Алтай. Поддержка крепкой семьи помогла пережить войну. Однако встретиться с отцом маленькой Клаве было не суждено - красноармеец Максим Ветров погиб 10 декабря при обороне Москвы. А его дочь родилась 1 января 1942 года.

Послевоенное детство было не сахар, но женщины, оставшиеся в тылу без мужчин, трудились не покладая рук, чтобы прокормить свои семьи, не забывая подготовить к жизни детей.

- Бабушка по отцу у меня была строгая, но справедливая женщина, она воспитала троих сыновей - моего отца и двух его братьев, которые стали учителями, а потом и директорами школ, - с теплотой вспоминает женщина. - Бабушка посоветовала тёте научить меня шить и вышивать на машинке, чтобы я имела хоть какие-то навыки. После школы, в 17 лет, я поехала в Иркутск, устроилась на фабрику художественных изделий вышивальщицей.

Клавдия Максимовна с детства шила вещи - раньше трудно было найти одежду на её небольшой рост, затем одевала дочек. Сейчас кажется, что в 17 лет уезжать из дома одной опрометчиво, но тогда из деревень все ехали в город, где было больше перспектив. Днём девушка расшивала подзоры, а вечером получала высшее юридическое образование. После вуза до пенсии Клавдия Максимовна работала в нотариате с документами, несколько лет была заведующей райсобесом.

Мысль о поисках места захоронения отца не отпускала Клавдию Максимовну ни на минуту. При очередном запросе она получила ответ: «Похоронен с отданием воинских почестей: Московская область, д. Ерёмино».

Никто не забыт

Поиск сдвинулся с мёртвой точки в 2016 году, когда иркутянка уже отчаялась когда-нибудь увидеть могилу отца. Дети нашли красноармейца Максима Ветрова в базе одного из проектов Министерства обороны по поиску погибших. Дата рождения, адрес и даже имя жены, совпали - это точно он!

- Я в том же году поехала в гости к дочке в Москву. Мы отправились по Минскому шоссе, как указано на сайте, и сразу нашли мемориал, - показывает Клавдия Максимовна фотографию мраморного тёмного обелиска. - 168 имён, я все перечитала, кроме моего отца ещё много иркутских фамилий.

Оказалось, деревня Ерёмино существует по сей день, но могилу солдат в 73 километрах от Москвы в 1959 году перенесли ближе к дороге и возвели там памятник.

С тех пор каждый год Клавдия Максимовна посещает могилу отца, вместе с дочкой, внучкой и правнучкой они возлагают цветы. В январе 2020-го мемориал ещё до их визита был устлан алыми розами, а рядом с памятником растянули информационный баннер с картой сражений под Кубинкой 82-й мотострелковой дивизии, чьи бойцы покоятся в этой земле.

Под Кубинкой

Когда немцы в 1941 году подступили к Москве, город Кубинка оказался самой западной точкой СССР, свободной от врага. Ещё в 1931 году здесь развернули военную базу Красной армии, испытывали бронетехнику, разбили лагеря офицерских школ и Военно-политической академии, построили аэродром. Сюда на исследование отправляли захваченные фашистские танки, искали уязвимые места в их броне. Генерал Дмитрий Лелюшенко, чтобы защитить Минское шоссе, использовал старые неисправные машины, которые имелись на военной базе, чтобы создать неподвижные огневые позиции: 16 трёхбашенных танков Т-28, выпущенных в начале 30-х годов, вкопали по обеим сторонам дороги.

За Кубинку сражались бойцы 32-й Краснознамённой, 82-й и 50-й стрелковых дивизий. Их подвиги стали легендарными ещё во время обороны Москвы. Помогало и народное ополчение, состоявшее из студентов и пожилых людей. Фашисты упорно двигались на восток. Советское командование, понимая, что нельзя сдавать военную базу в Кубинке, так как это фактически открывает путь к Москве, бросило дополнительные силы на оборону.

Гитлеровцы не только не взяли Кубинку, но и были впервые серьёзно отброшены назад. 8 января 1942 года началось полноценное контрнаступление Красной армии. Настольная книга Клавдии Максимовны - «Воспоминания и размышления» маршала Георгия Жукова, где есть описание боёв, в которых участвовал её отец. На парады 9 Мая она не ходит - это для неё слишком тяжело.

- Мой отчим, второй мамин муж, вернулся инвалидом, он пехотинцем прошёл всю войну до Берлина, но никогда не рассказывал о том времени, - говорит Клавдия Слободчикова. - Нет дня, нет ночи, только огонь и дым, это всё, что я помню...

 

Александра Луканина

Копейка

 
вверх