Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

«Там, где Жуков – там победа!»

[25.06.2020 / 13:51]

Вряд ли в России найдётся человек, который бы ничего не слышал о Георгии Жукове. Этот человек стал символом разгрома фашистских войск в Великой Отечественной войне, именно он принял капитуляцию войск нацистской Германии. В послевоенное время его назовут маршалом Победы, хотя потом оценка его личности будет разной. В Иркутске именем Георгия Жукова назван проспект в микрорайоне Солнечный. О личности полководца – новый материал Телеинформа в проекте «Улицы имени Победы».

 

Проспект длиной в... 46 лет

 

Проспект Маршала Жукова в Иркутске в феврале 2020 года отпраздновал 23 день рождения. Тогда, в 1997 году, дума города Иркутска за подписью главы городского управления Бориса Говорина постановила дать новое название проспекту Карл-Маркс-Штадт. Тот, в свою очередь, был назван так в честь города-побратима Иркутска в Германской демократической республике в 1974 году, когда стартовало строительство этой улицы и в целом микрорайона, который годом ранее решение исполкома горсовета получит название Солнечный.

– Воскресное утро 11 августа 1974 года в Иркутске выдалось пасмурным, потом пошёл дождь. Несмотря на это, в новый микрорайон Солнеч­ный, у верхнего бьефа Анга­ры, собрались тысячи жителей. Митинг по поводу закладки проспекта Карл-Маркс-Штадта открыл председатель исполкома го­родского Совета депутатов трудящихся Николай Салацкий, – вспоминает в книге  «По следам Иркутской истории» Георгий Килессо.

Николай Салацкий скажет, что на этом «красивом первозданном месте от верхнего бьефа Иркутской ГЭС через Чертугеевский залив к Байкалу пройдет один из лучших проспектов Иркутска». Это был символ дружбы иркутян с немецки­ми друзьями из ГДР.

В 1981 году здесь сдали в эксплуатацию знаменитый дом-корабль, проект которого разработал архитектор Владимир Павлов. Здание стало первым в СССР домом с секционно-коридорной системой. Специалисты называют стиль, в котором творил Владимир Павлов, необрутализмом и для СССР это было новаторским направлением. Дом, в котором и поныне живут люди, остаётся наследием советской архитектуры, которое современникам ещё только предстоит осмыслить.

Но время шло, геополитическая карта менялась и в 1990 году город Карл-Маркс-Штадт вернул себе историческое название Хемниц. Решение  о переименовании проспекта Карл-Маркс-Штадт в Иркутске было принято по ходатайству местного Совета ветеранов «в целях увековечивания памяти четырежды Героя Советского Союза, маршала Георгия Константиновича Жукова, в связи со столетием со дня его рождения», отмечается в документах городской думы.

Помимо присвоения проспекту нового имени депутаты думы Иркутска также решили заказать панно полководца. Оно появилось на одном из жилых домов, создал его художник Юрий Квасов по репродукции портрета полководца кисти Павла Корина, пишет Наталья Пономарёва в книге «Мемориальные доски и памятники, памятные знаки, скульптуры и образцы техники г. Иркутска». Позднее его демонтировали. Ему на смену пришёл другой мемориальный знак:  легендарному маршалу в 2005 году на проспекте его имени установили бронзовый памятник, который изваял скульптор из Улан-Удэ Александр Миронов. Монумент открыли 8 мая 2005 года и в этом году он празднует 15-летний юбилей.

Каким же был путь Георгия Жукова?

 

Скорняжных дел мастер

 

Будущий человек-легенда, которому будут воздвигать памятники не только в России, родился 1 декабря 1896 в деревне Стрелковка Калужской губернии. Из его собственных мемуаров следует, что Григорий Константинович по крови-то и не был Жуковым. Отец его был приёмным сыном «бездетной вдовы Аннушки Жуковой».

– Чтобы скрасить своё одиночество, она взяла из приюта двухлетнего мальчика – моего отца. Кто были его настоящие родители, никто сказать не мог, да и отец потом не старался узнать свою родословную. Известно только, что мальчика в возрасте трёх месяцев оставила на пороге сиротского дома какая-то женщина, приложив записку: «Сына моего зовите Константином». Что заставило бедную женщину бросить ребёнка на крыльцо приюта, сказать невозможно. Вряд ли она пошла на это из-за отсутствия материнских чувств, скорее всего – по причине своего безвыходно тяжёлого положения, – писал Георгий Жуков в книге «Воспоминания и размышления».

Семья Жуковых жила бедно, для матери и отца будущего маршала это был второй брак. Работать, чтобы прокормить двух детей, приходилось тяжело и много. Самого младшего – третьего – ребёнка спасти не удалось, он умер, когда малышу не было и года. Но в школу Георгий пошёл вовремя и закончил с отличием трёхклассную церковно-приходскую школу. Спустя год, в 12 лет, он покидает семью и отправляется в Москву «учиться ремеслу». Сам он хотел в типографию, но попал в скорняжную мастерскую – к своему родному дяде по матери. Георгий Жуков жил и работал у него на общих условиях. За малейшую оплошность хозяин наказывал немилосердно.

– Работать мастера начинали ровно в семь часов утра и кончали в семь вечера, с часовым перерывом на обед. Следовательно, рабочий день длился одиннадцать часов, а когда случалось много работы, мастера задерживались до десяти-одиннадцати часов вечера. В этом случае рабочий день доходил до пятнадцати часов в сутки. За сверхурочные они получали дополнительную сдельную плату, – вспоминал Георгий Жуков. – Мальчики-ученики всегда вставали в шесть утра. Быстро умывшись, мы готовили рабочие места и все, что нужно было мастерам для работы. Ложились спать в одиннадцать вечера, все убрав и подготовив к завтрашнему дню. Спали тут же, в мастерской, на полу, а когда было очень холодно, – на полатях в прихожей с черного хода. Поначалу я очень уставал. Трудно было привыкнуть поздно ложиться спать. В деревне мы обычно ложились очень рано. Но со временем втянулся и стоически переносил нелёгкий рабочий день.

Несмотря на такие условия, мальчик всегда находил время для чтения и учёбы. Учиться ему помогал и старший сын хозяина, с которым Георгий были одногодками. Они вместе изучали русский язык, математику, географию – так, чтобы хозяин их не заметил. Но тот юношей раскрыл, однако вместо нагоняя неожиданно похвалил ребят за разумное дело.

– Так больше года я довольно успешно занимался самостоятельно и поступил на вечерние общеобразовательные курсы, которые давали образование в объеме городского училища. В мастерской мною были довольны, доволен был и хозяин, хотя, нет-нет, да и давал мне пинка или затрещину. Вначале он не хотел отпускать меня вечерами на курсы, но потом его уговорили сыновья, и он согласился. Я был очень рад. Правда, уроки приходилось готовить ночью на полатях, около уборной, где горела дежурная лампочка десятка в два свечей, – рассказывал маршал.

Экзамены за полный курс городского училища в итоге он выдержал успешно. Правда получать образование дальше у Георгия Жукова после этого не стало возможности, зато кончилось ремесленное ученичество и в 1912 году он стал подмастерьем. Через три года  юношу настигнет война.

 

Новоиспечённый солдат

 

Шёл 1915 год, второй год Первой мировой войны. Сам Георгий Жуков попасть на фронт не стремился, но и уклоняться от армии не собирался: считал, если призовут – то пойдёт. Хозяин ему предлагал устроить так, чтобы на войну Георгий не попал, но тот руководствовался убеждением, что «по своему долгу обязан защищать Родину». Когда объявили досрочный призыв юношей 1896 года рождения, Жукова отобрали в кавалерию. Призыв был в июле, а к весне 1916 из числа наиболее подготовленных солдат отобрали 30 человек, чтобы учить их на унтер-офицеров. Среди них был и Георгий Жуков. Маршал вспоминал, что в команде никто не сомневался, что после курсов именно он станет младшим унтер-офицером – такое звание получал лучший в группе. Однако из-за конфликта с начальством Георгия Жукова едва не отчислили, но по воле случая на экзамены его всё же допустили и в бой он уже пошёл в качестве вице-унтер-офицера.

Первое боевое крещение юноша вместе с товарищами получил в первый же день, как попал на фронт в Украине. А ещё через несколько месяцев новоиспечённый солдат нарвался на мину, его выбросило из седла, очнулся он лишь через сутки в госпитале.

– Выйдя из госпиталя, долго еще чувствовал недомогание и, самое главное, плохо слышал. Медицинская комиссия направила меня в маршевый эскадрон в село Лагери, где с весны стояли мои друзья по новобранческому эскадрону. Конечно, я был очень рад этому обстоятельству, – пишет Георгий Жуков. – Попал я из эскадрона в учебную команду молодым солдатом, а вернулся с унтер-офицерскими лычками, фронтовым опытом и двумя георгиевскими крестами на груди, которыми был награжден за захват в плен немецкого офицера и контузию.

Рано утром 27 февраля 1917 года в эскадроне всё изменилось. Кавалеристов выстроили по тревоге и без объяснения причин отправили на город Балаклею. Однако из штаба полка навстречу армейцам вышло не командование, а рабочие и военные. Так Жуков, который уже давно симпатизировал большевикам, узнал, что «рабочий класс, солдаты и крестьяне России не признают больше царя Николая II, капиталистов и помещиков». Солдаты смешались с демонстрантами. Власть взял Солдатский комитет, ряд офицеров арестовали, председателем эскадронного солдатского комитета единогласно выбрали Георгия Жукова. Впрочем, позже эскадрон распустили по домам. Жуков декабрь 1917 и январь 1918 года провёл в деревне у отца и матери и после отдыха решил вступить в ряды Красной гвардии.

 

Был прост, но сдержан

 

Во время Гражданской войны кавалерийский полк, в который попал Георгий Жуков, двигался на Восточный фронт, где в марте началось наступление армии адмирала Александра Колчака. Первое сражение завязалось на подступах к станции Шипово в Казахстане. Белые превосходили численностью войск.

– Помню отчаянную рубку недалеко от самой станции. Нас атаковали казаки силой примерно восемьсот сабель. Когда они были уже совсем близко, из-за насыпи выскочил скрытый там наш эскадрон с пушкой. Артиллеристы – лихие ребята на полном скаку развернули пушку и ударили белым во фланг. Среди казаков – полное смятение. Артиллеристы метким огнем продолжали наносить врагу большие потери. Наконец, белые не выдержали и повернули назад. Успешная боевая схватка с казаками подняла дух бойцов-кавалеристов, – рассказывал Георгий Жуков.

Становление командиром для Георгия Жукова начинается с 1920 года. После ранения осколком ручной гранаты в октябре 1919 года в Заволжье он отправится на Рязанские кавалерийские курсы, потом участвует  в боях против десанта генерала Сергея Улагая, а затем против войск генерала Михаила Фостикова южнее Армавира. Уже в качестве командира взвода продолжал участвовать в  боевых действиях по ликвидации остатков войск генерала Улагая  и местных банд. Участие в Гражданской войне для Георгия Жукова окончилось 3 декабря 1921 года. В 1922 году он будет награждён орденом Красного знамени, а дальнейшее командование подразделениями, частями и соединениями в Белорусском военном округе, служба в инспекции кавалерии РККА позволили Георгию Жукову глубоко освоить премудрости военного искусства.

Как вспоминал генерал-майор Александр Кроник (воспоминания приведены в сборнике  «Маршал Жуков: полководец и человек»), уже тогда было очевидно, что Жуков не из  «средних» руководителей. Он не выносил недозволенных приёмов в обучении  «молодняка»: издевательств над людьми не терпел и был суров к тем, кто такое практикует. При этом был человеком чрезвычайно сдержанным в личных отношениях со всеми, особенно с подчинёнными.

– И в этом проявлялось его понимание ответственности за своих подчиненных и понимание своей роли не только как строевого командира, но и как воспитателя. Он мог совершенно естественно и просто подсесть в круг красноармейцев вечерком и незаметно войти в беседу на правах рядового участника; мог взять в руки гармошку и что-нибудь сыграть под настроение (впоследствии он брал баян в руки гораздо реже, но любовь к хорошей и незатейливой песне и к игре на баяне сохранилась у него до конца дней); мог оценить ядреную солдатскую шутку, но не любил пошлости. Он был прост, но никогда не допускал панибратского отношения и никогда не путал доверительность с фамильярностью. Все эти оттенки человеческих взаимоотношений он чувствовал естественным, природным своим чутьем, которое может быть только в человеке со здоровой нравственной основой. И потому его командирский и человеческий авторитет был непререкаем, уважение к нему было непоколебимым, как бы строг или крут он порой ни был, – рассказывал Александр Кроник.

 

Халхин-гол и новое в военном искусстве

 

К 1939 году в Монголии сложилась непростая обстановка, вызванная вторжением Японии. Поводом для «пограничного конфликта» стало притязание японского правительства на территорию Монголии восточнее реки Халхин-Гол. Георгий Жуков в это время занимает пост заместителя командующего войсками Белорусского военного округа. Неожиданно его вызывают в Москву и практически с порога сообщают, что он должен отправиться в дружественную страну на помощь. Прибыв на место, Георгий Жуков обнаруживает, что реального положения дел практически никто не знает, а одним из главных недочётов оказалось отсутствие тщательной разведки противника.

– Всё говорило о том, что это не пограничный конфликт, что японцы не отказались от своих агрессивных целей в отношении Советского Дальнего Востока и МНР, и что надо ждать в ближайшее время действий более широкого масштаба. Оценивая обстановку в целом, мы пришли к выводу, что теми силами, которыми располагал наш 57-й особый корпус в МНР, пресечь японскую военную авантюру будет невозможно, особенно если начнутся одновременно активные действия в других районах и с других направлений, – вспоминал Георгий Жуков. – Мы послали донесение наркому обороны. В нем кратко излагался план действий советско-монгольских войск: прочно удерживать плацдарм на правом берегу Халхин-Гола и одновременно подготовить контрудар из глубины. Нарком был полностью согласен с нашей оценкой обстановки и намеченными действиями. В этот же день был получен приказ наркома об освобождении комкора Н. В. Фекленко от командования 57-м особым корпусом и назначении меня командиром этого корпуса.

Жуков также просит усилить авиационные части, выдвинуть к району боевых действий не менее трёх стрелковых дивизий и одной танковой бригады и значительно укрепить артиллерию. Через день было получено сообщение Генштаба о том, что предложения приняты.

Кстати, как рассказывает кандидат физико-математических наук, доцент кафедры теории вероятностей и дискретной математики Института математики и экономики Иркутского государственного университета Валерий Жуков, который уже на протяжении десятков лет занимается историческими изысканиями, по пути в Монголию Георгий Жуков задержался в Иркутске. Такую информацию иркутянин обнаружил при изучении военной литературы. По его предположениям, полководец побывал на иркутском авиазаводе, где, вероятно, решал вопросы относительно авиационного обеспечения монгольской операции. Впрочем, документальных сведений о визите Георгия Жукова на предприятие не осталось: возможно, он был секретным.

Халхин-Гол обогатил оперативное искусство созданием в ходе операции внешнего фронта окружения. В ходе подготовки операции были предприняты особые меры по дезинформации и маскировке, а также другие мероприятия по подготовке внезапного наступления, что застало противника врасплох. По воспоминаниям самого Георгия Жукова, японские войска тогда потерпели сокрушительное поражение. За время боев в районе реки Халхин-Гол они потеряли около 61 тысячи человек убитыми, ранеными и пленными (что более чем в 3 раза превышало потери советско-монгольских войск), большое количество оружия и военной техники, в том числе 660 самолетов.

Именно здесь, на Халхин-Голе, по воспоминаниям современников, Георгий Жуков проявит себя как талантливый полководец, под его началом японская армия будет разгромлена. За это он получит Героя Советского Союза. Опыт, полученный в Монголии, во многом поможет потом, во время Великой Отечественной войны. Уже загодя, когда немецкие войска разворачивали свои боевые действия в Европе, будущий маршал излагал свою точку зрения на то, как СССР надо будет вести себя, если армия Гитлера пойдет на наше государство.

– Опыт Халхин-Гола и теперешние действия немцев на Западе, основанные на массированном применении танковых и моторизованных войск и авиации, заставляют о многом задуматься. К сожалению, наши танковые и механизированные корпуса находятся ещё в стадии формирования. А война может вспыхнуть в любую минуту, – приводится разговор Георгия Жукова с Иваном Баграмяном, тоже будущим маршалом, в сборнике «Маршал Жуков: полководец и человек». – Мы не можем строить наши оперативные планы, исходя из того, что будем иметь через полтора-два года. Надо рассчитывать на те силы, которыми располагают наши пограничные округа сегодня.

Хотя, как в своих воспоминаниях говорил сам Георгий  Жуков,  «тогда не хотелось верить плохому».

 

Полководец, муж, отец

 

Перед вторжением немецких войск в СССР Георгий Жуков получает звание генерала и становится командующим войсками Киевского особого военного округа, к началу войны он уже начальник Генерального штаба. Впрочем, сам он на этот пост не хотел идти, потому что всегда был «в строю». Но и личные возражения самому Иосифу Сталину успеха не имели. На этой должности Георгий Жуков пробыл менее года, и уже в июле 1941 года был назначен командующим войсками Резервного фронта, под его руководством была проведена первая успешная наступательная операция советских войск в период Великой Отечественной войны.

В своей книге он отмечал, что к началу войны «пульс тяжелой индустрии, оборонной промышленности бился учащенно, достиг в предвоенные годы и месяцы наивысшего напряжения и полноты», но были и свои прорехи, которые недооценивал и Иосиф Сталин. Георгий Жуков подробно разберёт, в чём конкретно случились провалы, а в чём удалось достичь успеха.

– Не скрою, нам тогда казалось, что в делах войны, обороны Иосиф Сталин знает не меньше, а больше нас, разбирается глубже и видит дальше. Когда же пришлось столкнуться с трудностями войны, мы поняли, что наше мнение по поводу чрезвычайной осведомленности и полководческих качеств Иосифа Сталина было ошибочным, – признается маршал. – Теперь, после всего пережитого, критически осмысливая минувшее, можно сказать, что руководство страной ошибочно пренебрегло нашими требованиями неотложных мероприятий, которые следовало провести сразу после войны с Финляндией, а военные руководители в предвоенный период были недостаточно настойчивы перед Иосифа Сталиным в этих вопросах. Забегая вперед, хочу сказать, что мне во время войны приходилось остро возражать против указаний Иосифа Сталина по стратегии операций и по проблеме обороны страны в целом, и нередко мои суждения принимались.

Георгий Жуков будет командовать Ленинградским, Западным, 1-м Украинским, 1-м Белорусским фронтами,  станет главнокомандующим Западного направления, а с августа 1942 года займёт пост заместителя Верховного Главнокомандующего. Битва под Москвой, Сталинград, битва на Курской дуге, во время которой он будет контужен, прорыв блокады Ленинграда… Эти основные вехи Великой Отечественной и многие другие операции не обошлись без участия маршала. Звание это, кстати, он получит в январе 1943 года, уже после сталинградских событий. За время войны Георгий Жуков будет награжден двумя орденами  «Суворова» 1-й степени, двумя орденами  «Победа», второй медалью «Золотая Звезда» Героя Советского Союза, третьей медалью «Золотая Звезда» Героя Советского Союза.

В сборнике «Маршал Жуков: полководец и человек» его дочь Элла Жукова представила письма своего отца, которые он слал детям и жене. Элла упоминает, что отца они практически не видели шесть долгих лет – с 1939 по 1945 годы, но никогда маршал, муж и отец не упускал возможности поговорить со своими родными.

– Сейчас кажется даже удивительным, что в начале войны, когда вражеские армии стояли под Москвой, осадили Ленинград, отец писал нам о том, что собирается «гнать немцев до Берлина». Но тогда мы ни секунды не сомневались в его словах, твёрдо знали: раз отец обещал, значит, так и будет, – вспоминала Элла Жукова. – Надо сказать, что больше всего запомнилась во время наших редких встреч во время войны его спокойная уверенность в победе. Уверенность, которую он вселял в нас, его родных.

В октябре 1943 года уже будучи маршалом, Георгий Жуков напишет своей семье, что ездит по армиям, в вагоне оставаться не может –  «характер, видимо, такой, больше тянет в поле, к войскам, там я как рыба в воде». А уже в феврале 1944 года сообщит, что «дела Гитлера идут явно к полному провалу, а наша страна идёт к безусловной победе, торжеству русского оружия».

 

Берлина могло и не быть

 

Последней операцией Георгия Жуков была Берлинская, в ходе которой советские войска за 16 дней разгромили более чем 500-тысячную Берлинскую группировку войск противника и штурмом овладели столицей Германии. Маршал бронетанковых войск Амазасп Бабаджанян вспоминал: объявляя о начале операции, Георгий Жуков сказал, что по планам она должна была начаться позже. СССР торопили своим поведением союзники.

– Они, оказывается, намереваются, быстро закончив с рурской группировкой противника, наступать на Лейпциг-Дрезден, а заодно «попутно» захватить Берлин. Всё совершается якобы в помощь Красной армии. Но Ставке доподлинно известно, что истинная цель ускорения их наступления – именно захват Берлина до подхода советских войск, – приводятся слова Георгия Жукова в воспоминаниях Амазаспа Бабаджаняна в сборнике о маршале.

После краткого доклада заместитель Верховного главнокомандующего представил  «шедевр картографии», на котором обозначил идею взятия столицы агрессора. Лучшего замысла, казалось, невозможно было и предложить, пишет Амазасп Бабаджанян. Сам Георгий Жуков потом отметит, что в ходе войны еще не приходилось брать такие крупные, сильно укрепленные города, как Берлин. Сам город и его пригороды были тщательно подготовлены к упорной обороне. Каждая улица, площадь, переулок, дом, канал и мост являлись составными элементами общей обороны города.

– В течение всей войны мне пришлось быть непосредственным участником многих крупных и важных наступательных операций, но предстоящая битва за Берлин была особой, ни с чем не сравнимой операцией. Войскам фронта нужно было прорывать сплошную эшелонированную зону мощных оборонительных рубежей, начиная от самого Одера и кончая сильно укрепленным Берлином. Предстояло разгромить на подступах к Берлину крупнейшую группировку немецко-фашистских войск и взять столицу фашистской Германии, за которую враг наверняка будет драться смертным боем, – вспоминал сам Георгий Жуков.

При подступе к Берлину вышла задержка у Зееловских высот. В своих воспоминаниях маршал признает, что была допущена оплошность, которая затянула сражение при прорыве тактической зоны на один-два дня, вину за недоработку Георгий Жуков взял на себя. Тем не менее, Берлин был взят. Оборона города разлеталась в пух и прах.

– Почти четыре года ждали этого исторического момента наши героические воины, прошедшие долгий путь от Москвы, Сталинграда, Ленинграда, Северного Кавказа, Курской дуги, Украины, Белоруссии, Прибалтики и других районов страны. И вот этот час, час окончательной расплаты с фашизмом, наступил. Трудно передать словами охватившее всех советских воинов волнение, – напишет маршал в своей книге.

1 мая в руках немцев остались только Тиргартен и правительственный квартал. Здесь располагалась имперская канцелярия, во дворе которой находился бункер ставки Гитлера. В этот день личный секретарь фюрера Мартин Борман записал в своём дневнике: «Наша имперская канцелярия превращается в развалины».

 

«Начиналось 9 мая 1945 года...»

 

После взятия Рейхстага Георгий Жуков и генерал Константин Телегин решили его осмотреть. Как вспоминал генерал-лейтенант Фёдор Боков, Жукова узнавали красноармейцы, и маршал посвятил около получаса общению с ними. А потом расписался на стене Рейхстага. Фёдор Боков 7 мая будет встречать представителей союзного командования. В ночь на 7 мая они подписали предварительный протокол о капитуляции фашистской Германии, окончательный акт должны были закрепить в Берлине.

– Большинство фашистских главарей, в том числе Геринг, Гиммлер, Кейтель и Йодль, заблаговременно бежали из Берлина в разных направлениях. До последней минуты они вместе с Гитлером, как азартные игроки, не теряли надежды на «счастливую карту», которая может спасти фашистскую Германию и их самих, – вспоминал Георгий Жуков.

Иосиф Сталин лично назначил маршала представителем Верховного Главнокомандующего. Ровно в 24.00 представители всех сторон вошли в зал, где будет подписан акт о капитуляции. В 0 часов 43 минуты 9 мая 1945 года подписание акта безоговорочной капитуляции Германии было закончено.

– Акт подписан и вступает в действие сегодня. Представителям германского верховного главнокомандования нужно отдать распоряжение своим войскам о прекращении огня и организованной капитуляции, – приводит слова Георгия Жукова Фёдор Боков и добавляет: маршал пригласил союзников затем «закусить чем тыл послал».

Он заранее приказал, чтобы на праздничном столе не было подано ни одного грамма продукта или бутылки вина из трофейных запасов.

– Днём 9 мая мне позвонили из Москвы и сообщили, что вся документация о капитуляции немецко-фашистской Германии получена и вручена Верховному Главнокомандующему. Итак, закончилась кровопролитная война. Фашистская Германия и ее союзники были окончательно разгромлены.

Путь к победе для советского народа был тяжёл. Он стоил миллионов жизней, – скажет в своей книге Георгий Жуков.

В середине мая маршала в Москву вызывает Иосиф Сталин. В кабинете у Верховного главнокомандующего обсуждали дальнейшие военные действия против Японии. После докладов Иосиф Сталин вдруг спросил, не следует ли в ознаменование победы над фашистской Германией провести в Москве Парад Победы и пригласить наиболее отличившихся героев – солдат, сержантов, старшин, офицеров и генералов. Идею поддержали, но кто его будет принимать, не обсуждали. Само собой разумеющимся казалось, что это сделает сам Иосиф Сталин. Но всё пошло иначе, вспоминает Георгий Жуков:

«Точно не помню, кажется, 18-19 июня меня вызвал к себе на дачу Верховный. Он спросил, не разучился ли я ездить на коне.

– Нет, не разучился, да и сейчас продолжаю упражняться в езде.

– Вот что, – сказал И. В. Сталин, – вам придется принимать Парад Победы. Командовать парадом будет Рокоссовский.

Я ответил:

– Спасибо за такую честь, но не лучше ли парад принимать вам? Вы Верховный Главнокомандующий, по праву и обязанности парад следует принимать вам.

И. В. Сталин сказал:

– Я уже стар принимать парады. Принимайте вы, вы помоложе.

Парад Иосиф Сталин назначил на 24 июня 1945 года. В 10.00.

– 24 июня 1945 года я встал раньше обычного. Сразу же поглядел в окно, чтобы убедиться в правильности сообщения наших синоптиков, которые накануне предсказывали на утро пасмурную погоду и моросящий дождь, – напишет маршал годы спустя. – Казалось, Парад Победы не пройдет так торжественно, как всем нам хотелось. Но нет! Москвичи в приподнятом настроении шли с оркестрами к району Красной площади, чтобы принять участие в демонстрации в тот исторический день. Их счастливые лица, масса лозунгов, транспарантов, песни создавали всеобщее ликующее настроение. А те, кто не принимал участия в демонстрации на Красной площади, заполонили все тротуары. Радостное волнение и крики «ура» в честь победы над фашизмом объединяли их с демонстрантами и войсками. В этом единении чувствовалась великая сила и могущество Страны Советов».

В 2020 году Парад Победы спустя 75 лет впервые проведут также 24 июня.

 

Алёна Кашпарова

ИА Телеинформ

 
 
вверх